О причинах и первопричинах давления правоохранителей на бизнес

Опубликовано Опубликовано в рубрике Новости

Эксперты МГУ имени М.В. Ломоносова усомнились в обоснованности выводов Уполномоченного по правам предпринимателей в Российской Федерации и специалистов Центра стратегических разработок, которые при обсуждении темы давления правоохранителей на бизнес вошли в крутое пике – нашли место для взаимных упреков и обмена резкими выпадами1.

Полагаясь на широкий круг исследований, социологические опросы участников судопроизводства, а главное – результаты обсуждения темы в профессиональной среде, эксперты Лаборатории политико-правовых исследований МГУ имени М.В. Ломоносова тщательно рассмотрели позиции оп-понентов и пришли к выводу, что между их точками зрения больше сходств, чем отличий. Основное сходство состоит в методологии рассмотрения и из-ложения поднятого вопроса.

Отталкиваясь от критики друг друга, Уполномоченный по правам предпринимателей (далее – Уполномоченный) и Центр стратегических разработок (далее – Центр) в итоге действуют от противного и, в конце концов, находят только само «противное» или, как максимум, уязвимости в логике своих рассуждений.

Однако проблема взаимоотношений предпринимателей и правоохранителей в российском обществе, по мнению экспертов Лаборатории, не имеет односложного измерения и разрешения, как ее стараются представить аналитики названных центров.

Уполномоченный пытается сосредоточить внимание на силовом давлении правоохранителей на безобидный бизнес. В свою очередь Центр стремится развернуть тему и указать на то, что проблема не в коррумпированных правоохранителях, а в хозяйствующих субъектах, которые прибегают к средствам уголовно-правового воздействия как способу разрешения споров.

Кто и в чем виноват?

Эксперты Лаборатории не искали «золотой середины». Однако реальное положение дел приводит к выводу о том, что причины обсуждаемой проблемы лежат в поведении как субъектов бизнеса, часто стремящихся разрешить конфликты путем административного давления друг на друга, так и правоохранителей, готовых услужить одной из сторон.

Но проблема не только и не столько в используемых бизнесменами методах разрешения споров. Эта производное следствие. Исходными являются те причины, которые ведут к возникновению между ними конфликтов. Речь идет, мягкого говоря, о недобросовестных способах ведения бизнеса, о которых кроме уголовного кодекса ни слова не сказано и априори не может быть сказано в других отраслях законодательства.

Если мы не доверяем статистике как показателю криминальности бизнес-среды из-за привязанности системы учета преступлений к «порочным» правоохранителям, то нельзя не довериться показателю не самой высокой репутации предпринимателя, которой он уже длительно время славится в обществе. Из-за крайнего дефицита честности и доверия в бизнес-среде именно эти ценности, как оценивают сами предприниматели, считаются среди них наиболее востребованными (на 1 и 2 местах). Для сравнения, населением в целом они поставлены на 11-12 ступень шкалы ценностей2.

Экспертами отмечается, что до сих пор сохраняют актуальность появившиеся еще в 1998 г. выводы специалистов Центра политических технологий, которые, исследовав образ российского бизнесмена в глазах общества, сравнили его с собирательным персонажем, совмещающем в себе черты Чичикова, Остапа Бендера, героев О. Генри, Карабаса-Барабаса и Саввы Морозова. Образ мелкого предпринимателя ассоциируется в массовом сознании с «челноком», и его скорее жалеют. А к крупному бизнесу относятся враждебно – из-за «неправедно» нажитых капиталов3.

С тех пор общественное восприятие предпринимателя не улучшилось. Дело дошло до того, что сегодня представители государства и бизнес-сообщества призывают уже священнослужителей помочь реабилитировать предпринимательство в глазах общества4.

Мифы о каре и карателях в «погонах»

Если исходить из отмеченного посыла как ключевого и отправного в рассуждениях о давлении правоохранителей на бизнес, то следует рекомендовать ряду аналитикам остановиться и из популистских соображений не гипертрофировать антипатию предпринимательского сообщества и общества в целом к уголовному закону, не демонизировать правоприменителя и не рисовать из него средневекового инквизитора. В силу природы своего дела, они и без усилий изобличителей имеют характеристику угнетателей. Тем более что предпринимательство в своем отношении к уголовной юстиции не однородно. Среди них немало тех, кто смог сохранить свой бизнес от недобросовестных конкурентов благодаря усилиям правоохранительных органов.

Во всяком случае, нужно исходить из того, что уголовно-правовое разбирательство – это законное средство защиты, реализация которого с равной степенью предполагает и имеет своей целью не только обвинение и осуждение, но и оправдание с реабилитацией. В противном случае полемисты ставят под сомнение уголовное право, в частности, и ниспровергают право в целом.

Немаловажно здесь отметить еще то, что в ретроспективном плане за фактом использования бизнесом в своих спорах правоохранителей кроется скорее позитивная, чем негативная тенденция. Общество и бизнес, как его часть, демонстрируют прогресс. Если вспомним совсем недавнюю историю становления нашего Отечества, то заметим, что в 90-тые годы бизнес в своих разборках друг над другом прибегал не к правоохранителям, а к услугам криминальных авторитетов и бандитских группировок с характерными для этого последствиями, когда, как правило, речь шла не об ограничении прав предпринимателя, а об утрате им жизни. Злоупотребления правоохранителей, конечно, имеют свои издержки. Но они не соизмеримы с последствиями криминальных разборок. Сегодня речь идет не о жизни, а максимум об отъеме бизнеса. В этом плане можно смело утверждать, что бизнес сообщество, доверившись правоохранителю, как минимум, отказалось от большего зла в пользу меньшего. Как избавить бизнес и от этого зла?

Востребованность уголовного закона

Прежде требуется констатировать, что обсуждаемая проблема не в уголовном законе, широко или узко допускающем репрессию в отношении предпринимателей, и не в самой по себе репрессии в хозяйственной сфере.

Проблема востребованности уголовного права кроется в высоком и вполне оправданном запросе на него, прежде всего со стороны самого предпринимательства, той его части, представители которой терпят лишения от рук своих же «зло-партнеров». Этот запрос далек от удовлетворения. Количество поступающих в правоохранительные органы обоснованных обращений (в т.ч. сообщений о преступлении) от граждан и бизнесменов с жалобами на криминальные действия предпринимательских структур несоразмерно больше количества возбужденных по ним уголовных дел.

В идеале, количество дел должно равняться количеству совершенных преступлений. Но на пути удовлетворения запроса стоит правоохранительная система и правоприменитель с его бескрайним личным усмотрением. Последний уравнивает количество возбужденных дел с теми возможностями, которыми располагает система и которые он лично готов пожертвовать. Здесь появляется почва для злоупотребления полномочиями.

Быть или не быть уголовному делу, иными словами пойти на поводу у одной из сторон хозяйственного конфликта, зависит от правоприменителя. Либо он закроет глаза на признаки преступления и незаконно откажет в возбуждения уголовного дела по удобным предлогом о споре хозяйствующих субъектов. Либо он, несмотря на гражданско-правовой деликт, незаконно возбудит уголовное дело под предлогом необходимости проведения всестороннего расследования и установления истины.

Что делать и с чего начинать?

Для минимизации уровня названных злоупотреблений не требуется ниспровергать право, к какой бы отрасли оно не принадлежало. Без права и его институтов принуждения не обойтись ни одному обществу.

Бизнес сообщество тому не исключение. Оно нуждается не только во внешней опеке со стороны правоохранителей, но и во внутренней работе над собой. Однако об этой части работы подавляющее число экспертов и само бизнес-сообщество, как правило, речи не ведут.

Хотя в совершенствовании нуждаются не только и не столько уголовное и уголовно-процессуальное, сколько и прежде всего гражданское законодательство. Недавняя серьезная доработка ГК РФ практически не коснулась правовых гарантий и юридических средств защиты, добавления соответствующим механизмам гибкости, практичности и реалистичности, а также обеспечения к ним свободного доступа. Они до сих пор остаются слабо разработанными, что служит еще одним фактором ухода предпринимателей либо в уголовно-правовую плоскость, которая позволяет оперативно добраться до злоумышленника и принять меры по сохранению похищенного им имущества, либо из таких же соображений в юрисдикции иных государств.

Сегодня гражданское законодательство представляет собой «бездонное решето», которое способно обеспечить своих субъектов только реальными рисками и декларативными гарантиями защиты.

С одной стороны, оно требует осуществлять предпринимательскую деятельность разумно и добросовестно. С другой стороны, ни содержит о том, что оно понимает под этими терминами. Позволяет регистрировать безграничное количество фиктивных юридических лиц и даже заниматься их торговлей; без труда учреждать лжепредприятия, формировать номинальные уставные капиталы, назначать их руководителями подставных лиц, прикреплять к несуществующим адресам, а затем вступать от имени таких, изначально безнадежных организаций в неисполнимые сделки. После этого закон практически не препятствует мнимым бизнесменам успешно скрываться от своих кредиторов при помощи процедур банкротства и ликвидации.

В части работы по совершенствованию уголовного законодательства следует знать меру, о которой, как видно по рассуждениям специалистов, еще мало что известно. Никто из них о разумных пределах модернизации уголовного закона своей позиции еще не заявил.

В тоже время этот закон крайне чувствительный и «острый» инструмент. Почти всякое некорректное вмешательство в него ведет к нарушению баланса между потерпевшим обществом и виновным индивидуумом. Либо к оставлению без защиты первого и безнаказанности второго, либо к чрезмерным репрессиям над личностью, от которых в итоге страдает все общество.

Однако эксперты часто выбирают именно этот опасный путь. Без соотношения с Основным законом страны сразу берутся предлагать меры по декриминализации целого перечня составов преступлений в сфере экономики, исключению для предпринимателей определенных видов наказания или снижения размеров санкций для них, т.е. вопреки конституционному принципу равенства всех перед законом предлагают создавать для них наиболее благоприятное положение по сравнению с другими социальными группами населения.

Эксперты Лаборатории предлагают не обольщаться и не испытывать здравый смысл, добиваясь либо вывода предпринимателей из компетенции Уголовного кодекса, либо отъема у правоохранителей права на возбуждение против них уголовных дел или введения запрета на предъявление им обвинения в уголовно-правовых категориях.

Рекомендуется разработать и ввести в уголовно-процессуальный закон специальный порядок по рассмотрению на досудебной стадии вопроса о возможности перевода уголовного дела в гражданско-правовую плоскость. Реализация данной процедуры должна предполагать равноправное вовлечение в нее как органа следствия, так и стороны защиты, а также преследовать главную цель – повысить значимость проблематики через целенаправленное сосредоточение внимания следственных, надзорных и судебных органов на проверке обоснованности уголовно-правового вмешательства в хозяйственный спор и достаточности оснований для описания и оценки обстоятельств соответствующего конфликта в уголовно-правовых категориях.

По мнению экспертов Лаборатории, предлагаемый механизм вполне реализуем на практике. Одно из главных его достоинств состоит в том, что он позволит не оставить правоохранителя в гордом одиночестве с его субъективным и порой искаженным представлением о праве и правде по делу. Даст возможность повысить прозрачность принимаемых им решений, сузить пространство для злоупотреблений и исправлять допущенные правоохранителями ошибки, которые они не любят признавать.

1 См., напр.: Бесполезная защита: центр Кудрина раскритиковал методы борьбы с уголовным преследованием бизнеса // https://www.openpolice.ru/news/pravorubespoleznaya-zashita-centr-kudrina-raskritikoval-metody-borby-s-ugolovnym-presledovaniem-biznesa/; Борис Титов. Рамки для силовиков: как можно защитить интересы бизнеса // http://www.rbc.ru/opinions/business/26/06/2017/5950bc019a79477338fe2684

2 См.: Голубев А.В. Социальный портрет современного предпринимателя Институт проблем гражданского общества // http://www.maecenas.ru/doc/2003_9_3.html

3 См.: Образ предпринимателя // Коммерсантъ. — 1998. — № 134. URL: http://www.kommersant.ru/doc/202391 (дата обращения: 30.06.2015).

4 См.: Проповедь на бизнес-тему. Церковь просят помочь реабилитировать предпринимательство в глазах общества. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=print&div=6442 (дата обращения: 30.06.2015).

Заведующий лабораторией
политико-правовых исследований
факультета политологии
МГУ имени М.В. Ломоносова,
кандидат юридических наук
С.А. Бочкарёв

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *